Закон о лишении единственного жилья

Закон о лишении единственного жилья

Могут ли забрать единственное жильё за долги в 2020 г

Закон о лишении единственного жилья

Последние изменения: Январь 2020

Ответственность за возникшую задолженность имущественными ценностями позволяет судебным приставам накладывать арест на недвижимость. Могут ли забрать единственное жильё за долги, зависит от статуса кредитора, размера задолженности, права собственности и квадратуры жилого помещения. К особой правовой категории принадлежит единственность жилья в силу конституционной гарантии.

Находящееся под запретом для взыскания имущество

ФССП во исполнение норм закона, регулирующего исполнительное производство, вправе направлять взыскание на принадлежащие дебитору имущественные ценности. Могут ли приставы забрать за долги квартиру, определяется составом имущества, запрещённого для взыскания по исполнительным документам (ст.446 ГПК РФ).

Первым пунктом, запрещающим процедуру взыскания, указано жилое помещение или его часть при условии, что данное жильё:

  • принадлежит дебитору на правах собственности;
  • признано единственно пригодным для постоянного проживания должника и его семьи;
  • не принадлежит залогодержателю и не находится в ипотеке.

Ряд вопросов касается определения термина «единственной пригодности». Если под сравнением с пригодностью можно считать дачу или гараж, то с единственностью дело обстоит сложнее. Ведь единственное жильё – это и комната в коммунальной квартире, и особняк в несколько этажей при условии отсутствия нахождения в собственности семьи иных объектов недвижимости, числящихся в Росреестре.

Законодательные прения относительно изъятия единственного жилья начались в 2012 году, когда Конституционный суд страны указал на необходимость и целесообразность отмены «абсолютного иммунитета» для объектов недвижимости, отнесенным к категории шикарных, невзирая на единственность. В последней редакции законодательного проекта от ноября 2018 года, на вопрос — могут ли конфисковать единственное жильё, содержится утвердительный ответ при выполнении условий:

  • оценочная стоимость объекта недвижимого имущества превышает 30-ти миллионную отметку в рублях;
  • каждому зарегистрированному на жилплощади гражданину принадлежит свыше 30-ти квадратных метров;
  • заинтересованными лицами предоставлен альтернативный вариант, расположенный на территории того же района населённого пункта, до выселения из единственного жилья за долги.

Кредиторы не могут самостоятельно отобрать квартиру за долги, они вправе обратиться в судебную инстанцию, при положительном решении исполнительное производство открывается службой судебных приставов.

Условия изъятия недвижимого имущества

Могут ли отобрать единственное жильё за долги, определяется наличием обременений и доказательствами относительно наличия или отсутствия другой недвижимости. Взысканию подлежит жилое помещение:

  1. Являющееся предметом залога. Помимо ипотечного кредитования, в договоре которого непогашение ипотеки влечёт передачу залогового имущества залогодержателю, оформление потребительского кредита или займа под залог конкретного помещения даёт право на изъятие. Банк продаёт квартиру за долги по ипотеке или потребительскому кредиту, обеспеченному залоговым имуществом, возмещая положительную разницу заёмщику.
  2. Признанное не единственным. Такая ситуация возможна при проживании должника с семьёй в муниципальном объекте или в арендованном помещении. Формально при регистрации и проживании по договору социального найма собственником является государство, однако для исключения подобных инцидентов следует прописываться в объекте собственности.

В остальных случаях продажа единственного жилья не допускается ни в ходе исполнительного производства, ни при признании банкротства гражданина – физического лица. Квартира за долги по кредиту при залоге банком в свою пользу не обращается, а требует компетентного определения судебной инстанции.

 

Законом № 229-ФЗ судебным приставам предоставляются полномочия для обеспечения максимально быстрого и полного погашения задолженности в соответствии с исполнительными документами.

Одной из действенных мер является наложение ареста на имущество.

Могут ли арестовать единственное жильё за долги, зависит от сопоставления рыночной стоимости жилого помещения с размером задолженности перед кредитором.

Данное правило предусмотрено в качестве защиты интересов должника, поскольку арест квартиры за долги:

  • не способствует выселению должника и членов семьи;
  • вводит запрет на отчуждение объекта недвижимости посредством дарения или продажи;
  • согласно предписанию приставов относительно дальнейшей эксплуатации препятствует порче и уничтожению;
  • сведения передаются в Росреестр для внесения записи в ЕГРН.

Арест доли в квартире за долги, как и всей квартиры, судебной практикой разграничивается с её дальнейшей реализацией, определяющей арест и продажу, как два отдельных исполнительных действия. Поэтому ответ на вопрос, могут ли приставы арестовать долю в квартире либо квартиру целиком, утвердительный, поскольку арест квартиры за долги не влечёт последующей продажи.

Цель мероприятия – стимуляция должника к погашению взятых обязательств, так как реализовать объект недвижимости невозможно при соответствии жилого помещения и должника наложенному запрету статьёй 446 ГПК РФ.

Порядок наложения ареста

Постановление о наложении ареста на имущественные ценности дебитора выносится судебной инстанцией с последующим исполнением судебными приставами. Кредитор лишь подаёт исковое заявление в суд, не принимая участия ни в решении вопроса о предпринимаемых действиях к должнику, ни в процессе их непосредственной реализации.  

Процедура  включает:

  1. Информирование судебным приставом должника о вынесенном судебном решении, накладывающем арест на принадлежащие имущественные ценности.
  2. Применение в предусмотренной последовательности, начинающейся с запрета использования денежных вкладов и заканчивающейся наложением ареста на квартиру за долги.
  3. Составление акта должностным лицом в присутствии понятых с указанием:
    • анкетных данных должника, присутствующих членов семьи и понятых;
    • описанием объекта недвижимости с фиксацией технических характеристик и приложением правоустанавливающей, правоподтверждающей и технической документации;
    • даты посещения с описанием ограничивающих условий в части распоряжения и запрета на отчуждение.

Если должник владеет несколькими объектами недвижимости, то могут ли отобрать квартиру за долги после наложения ареста, определяется оценкой её рыночной стоимости и размером задолженности. При несоразмерности величин реализовывать объект недвижимости не будут. Сам факт ареста не служит основанием для выселения жильцов.

При наличии задолженности по кредиту, неуплате коммунальных платежей финансовые учреждения и предприятия жилищно-коммунального хозяйства применяют угрозы выселением из квартиры за долги. Гражданину необходимо реально оценить ситуацию, обратившись к профессиональному юристу по квартирным вопросам.

Поскольку вопрос — ареста единственного жилья за долги, имеет утвердительный ответ в силу признания законности Верховным Судом РФ, то необходимо доказывать факт единственности с целью исключения объекта из реестра для реализации, поскольку продажа единственного жилья не допускается за исключением ипотеки и залога.

При нарушении закона приставом и включения в перечень для продажи при условии единственности, необходимо представить документальные доказательства:

  • выписку из Росреестра обо всех правах на объекты недвижимости должника, включая долевую собственность;
  • справку из органов муниципалитета по месту регистрации об отсутствии договоров социального найма;
  • аналогичные документы относительно совместно проживающих членов семьи.

Если семья должника владеет собственностью недвижимыми объектами в виде дачи или гаража, то они не являются альтернативными вариантами жилья, поскольку дача не предназначена для требуемого законодательством постоянного проживания людей, а гараж не предусмотрен для размещения граждан вообще. Подобная аналогия уместна в отношении земельного участка с отсутствием строений на территории или наличия построек, предназначенных для хранения садового инвентаря.

Может ли банк забрать единственное жильё, обременённое залогом? Несмотря на единственность, объект недвижимости может быть реализован на торгах вследствие обременения, однако процедура наложения ареста на квартиру с последующей продажей должна быть проведена судебными приставами, а не банковскими клерками или коллекторами, обезопасить себя от неправомерных действий которых помогут профессионалы.

Бесплатный вопрос юристу

Нуждаетесь в консультации? Задайте вопрос прямо на сайте. Все консультации бесплатны/ Качество и полнота ответа юриста зависит от того, насколько полно и четко вы опишете Вашу проблему:

© 2020 zakon-dostupno.ru

Источник: https://zakon-dostupno.ru/pravo-sobstvennosti/mogut-li-zabrat-edinstvennoe-zhilyo-za-dolgi/

Единственная моя

Закон о лишении единственного жилья

В России пока нельзя изымать единственное жилье за долги, чем широко пользуются многие граждане. Чтобы заставить неплательщиков, прежде всего обладателей дорогой недвижимости, платить по обязательствам, Минюст решил доработать свой собственный законопроект и вновь попытаться внести его в Госдуму.

Найти и перепрятать

Жительница подмосковного Королева Анна Лопасова и ее несовершеннолетняя дочь Елена не знали, что полученные от бывшего мужа и отца трехкомнатная квартира площадью 90 кв. м на улице Чехова и четырехэтажный дом площадью 300 кв. м с 8 сотками участка в поселке Загорянский могут стать предметом спора.

Ныне покойный муж никогда не платил за коммунальные услуги. «Долг, который был указан в платежке, приближался к полумиллиону рублей,— рассказывает Анна Лопасова.— Платить было не с чего, даже если бы я стала это делать. Бывший муж вел бизнес, уровень доходов был выше, чем у меня сейчас.

Но продавать дом жаль: он построил его для нашей единственной дочери».

Действительно, действующая редакция ч. 1 ст. 446 ГПК РФ запрещает забирать за долги жилье, если оно у семьи одно и не в ипотеке, говорит депутат Госдумы Илья Осипов. Земельные участки, на которых расположено единственное жилье, тоже забрать не могут.

«Именно этой нормой сейчас широко пользуются многие граждане, имеющие дорогие квартиры и большие долги,— продолжает депутат.— Доподлинно никому не известно, сколько граждан по факту скрывается от выплаты долгов, однако их немало, и нам надо помнить об этом».

Он подчеркивает, что сегодня назвать точное количество должников невозможно, поскольку кредитные организации активно раздают кредиты и займы. И неискушенные заемщики не всегда могут рассчитать свои силы.

«Сегодня по-прежнему действует правило, что единственное жилье, если оно таковым и являлось, никто забирать не будет. Исключение составляют только объекты, приобретенные в ипотеку. И даже в этом случае банк просто так не заберет квартиру. Нужно как минимум судебное решение»,— поясняет руководитель отдела городской недвижимости НДВ Елена Мищенко.

По данным Федеральной службы судебных приставов (ФССП), количество должников, у которых в качестве компенсации за долги были отобраны квартиры, растет, пусть и незначительно. Судебные приставы налагают аресты на недвижимое имущество, но не так часто.

«На октябрь 2019 года зафиксировано 86,2 млн исполнительных производств. Исполнительные производства, в рамках которых произведен арест имущества должников, тянут на 428,4 тыс. руб.

»,— заявила «Ъ-Дому» ведущий консультант отдела по взаимодействию со СМИ ФССП России Наталья Романова.

Число граждан, которые по разным причинам имеют долги на сотни тысяч рублей, но при этом проживают в достаточно комфортабельных квартирах, растет, при этом они стремятся уйти от ответственности, не гасить долги и не расставаться с недвижимостью. «Я не отдам дом, даже если мне придется пойти на ухищрения.

Продам его формально своей двоюродной тетке — у нее жилье будет формально единственным. Долг за коммуналку нам в итоге спишут. Оптимальным решением для меня будет переписать дом на сводную сестру, ведь если начнутся разбирательства, меня могут заставить продать его, чтобы погасить долг.

Дом-то не является моим единственным жильем»,— говорит Анна Лопасова.

Эксперты подчеркивают, что, пока нет закона, позволяющего изымать за долги дорогое жилье, у должников остается широкое поле для маневра и манипуляций. «В конце 2018 года Верховный суд принял решение об отъеме единственного жилья.

Стали обсуждать, что создан прецедент и теперь будут отбирать единственное жилье.

На самом деле такое решение суд вынес после длительного разбирательства, в результате которого было установлено, что гражданин, который был признан несостоятельным должником, сделал ряд действий и искусственно создал ситуацию с единственным жильем: он выписался из другой квартиры, переоформил квартиру на жену, потом на дочь. Также суд принял во внимание, что единственным жильем оказалась пятикомнатная квартира площадью около 200 кв. м. Возникает разумный вопрос: почему не реализовать такое жилье и не купить жилплощадь поскромнее, а вырученные деньги пустить на погашение долга?» — говорит Елена Мищенко.

Требование изъять

Попытки обязать должников и владельцев дорогой недвижимости расплачиваться по обязательствам предпринимались неоднократно. В 2012 году жительница Уфы Фания Гумерова одолжила своему знакомому более 3 млн руб. на строительство дома площадью 350 кв. м. Но должник отказывался добровольно выплачивать долг, и госпожа Гумерова пошла в суд.

По итогам многих судебных заседаний выяснилось, что у должника вообще нет доходов, но при этом в собственности находится дом стоимостью около 10 млн руб. Фания Гумерова обратилась с жалобой в Конституционный суд (КС), который в итоге вынес решение в ее пользу, обязав парламент республики внести изменения в законодательство.

После этого прецедента внимание на проблему обратили на федеральном уровне. Поправки в ч. 1 ст. 446 ГПК РФ пыталась внести депутат Галина Хованская, однако их отклонили.

Затем с инициативой выступил Минюст, предложивший выставлять на торги единственное жилье вместе земельными участками, на которых оно расположено, чтобы погасить обязательства.

Согласно инициативе «О внесении изменений в ГПК РФ и ФЗ об исполнительном производстве», гражданин, имеющий задолженность по алиментам, за причинение ущерба чужому авто в ДТП или задолженность по кредиту, может быть лишен своего единственного жилья, даже если он живет в нем с несколькими иждивенцами. При этом суд не будет принимать во внимание, что бывшему мужу временно негде жить, ведь после продажи доли должник получит деньги на покупку минимальной площади, заявлял заместитель директора департамента экономического законодательства Минюста РФ Денис Новак.

Постановления КС РФ 2012 года касалось вопроса справедливости сохранения дорогостоящей квартиры, очевидно избыточной для проживания одной семьи.

По мнению опрошенных «Ъ-Домом» экспертов, решения этой проблемы требовали банки, кредиторы, бизнесмены, прочие коммерческие организации, поскольку по большому счету устраняемое положение о запрете изъятия единственного жилья являлось очень удобной лазейкой, позволяющей недобросовестным должникам сохранять весьма серьезные капиталы.

«Например, в преддверии взыскания крупной суммы задолженности такой должник мог инвестировать свои средства в сумасшедшее по стоимости жилье, тем самым сохранив капитал.

В определенном смысле эта лазейка закрывается, но, к сожалению, по весьма узкому перечню оснований, перечисленных в законопроекте (алименты, причинение вреда здоровью, ущерба от преступлений и т. д.), поэтому предлагаемые изменения — это полумера, хотя и шаг в верном направлении»,— говорит партнер коллегии адвокатов Pen & Paper Станислав Данилов.

Не последняя попытка

Основная идея законопроекта, предложенного Минюстом полтора года назад, сводилась к несоответствию того, сколько метров необходимо гражданину для жизни, и больших метражей жилплощади, которые неплательщики чаще всего представляют своим единственным жильем.

Подразумевалось, что чем лучше квартира, тем ниже может быть процентный размер долга по отношению к стоимости жилья, на основании чего госорганы могут назначить процедуру взыскания. Пока что нет шкалы оценки жилья и минимального размера долга неплательщика.

Хотя в инициативе Минюста отмечалось, что не всякое жилье может учесть соразмерность долга и стоимости имущества.

До этого, в 2013 году, свой проект поправок в Жилищный и Гражданский кодексы разработало и Минрегионразвития. В поправках предлагался упрощенный порядок взыскания недвижимого имущества в случае задолженности за ЖКХ. Жилье предлагали выставлять на торги, если сумма задолженности за коммунальные услуги составляет 5% рыночной стоимости квартиры.

Законопроект Минюста прошел слушания в Общественной палате, эксперты раскритиковали его и вернули на доработку.

По их мнению, законопроекту недоставало указания четких механизмов по изъятию единственного жилья у богатых должников, кроме того, нужно было понять и прописать, как именно должен выражаться имущественный иммунитет человека, если он, продав квартиру по требованию суда, не сможет купить другую.

В Минюсте не собираются отказываться от проекта, следует из официального ответа министерства на запрос «Ъ-Дома».

В ответе также указывается, что «министерство одновременно возлагает на органы публичной власти обязанность создавать для этого необходимые условия, в том числе путем принятия федеральным законодателем в пределах предоставленных ему полномочий специальных актов, которые определяют порядок обеспечения жилыми помещениями и на основании которых должны разрешаться конкретные дела». По словам источника «Ъ-Дома» в министерстве, в будущем году проект еще раз вынесут на общественные слушания, после чего он будет внесен в Госдуму РФ.

Опрошенные эксперты уверены, что принятие закона не позволит решить проблему взыскания долгов. Государство от этого не выиграет, поскольку взыскание недоимок по налогам не названо в качестве категории долгов, по которым законопроект позволит обратить взыскание на недвижимость. «Замечу, что предусмотренная проектом норма в 36 кв.

 м на одного человека — это крайне щедро. Если представить себе стандартную семью должника, в которой есть еще жена и двое детей, то квартиру площадью почти 150 кв. м они смогут сохранить.

Справедливо ли предоставлять должникам такую гарантию, когда многие семьи живут в куда более скромных условиях,— отдельный вопрос»,— резюмирует Станислав Данилов.

Анна Героева

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/4189188

Минюст предложил новый вариант изъятия единственного жилья у должников

Закон о лишении единственного жилья

Доработанный документ позволяет изымать единственное – роскошное – жилье за любые долги, но только в рамках процедуры банкротства

shutterstock/vostock-photo

Москва. 30 ноября. INTERFAX.RU – Единственное, но роскошное жилье у человека можно будет изъять за долги в рамках процедуры банкротства, следует из доработанного законопроекта Минюста РФ, с которым ознакомился “Интерфакс”.

Новеллы распространятся на все виды долгов, а не только на алименты и возмещение вреда, как обещали ранее в министерстве.

Эксперты называют документ “революционным” и потенциально интересным для крупных кредиторов, в частности, банков.

О начале разработке документа стало известно в январе 2017 года, когда Минюст обнародовал поправки в Гражданский кодекс РФ и закон об исполнительном производстве, разрешающие продавать с торгов единственное жилье должника.

Это допускалось, если обязательства превышают 5% от его стоимости, а площадь в два и более раза больше социальной нормы (разная по регионам – в среднем 14-18 на человека).

Такой вариант развития событий предполагался, если задолженность подтверждена судом и другого имущества для взыскания не нашлось.

Эксперты идею раскритиковали за риск граждан лишиться привычного жилья при наличии весьма скромных долгов по ЖКХ или кредитам. К примеру, закон мог бы распространяться на имеющих долг в 50 тыс. рублей и квартиру стоимостью в 1 млн рублей.

В результате в мае 2017 года Минюст пообещал, что жилье за долги по кредитам, ЖКХ изымать не будут. Сферу действия проекта ограничили случаями взыскания долгов по алиментам, возмещению вреда здоровью или в связи со смертью кормильца, а также по возмещению вреда от преступления.

Уточнили и параметры “роскошного” жилья – более 36 кв. метров на человека. А размер долга устанавливался на сумме не менее 200 тыс. рублей.

Свою инициативу министерство объясняло необходимостью исполнить постановление Конституционного суда (КС) РФ от мая 2012 года, в котором тот поручил законодателю определить пределы имущественного иммунитета на единственное жилье должника. КС РФ решил, что он не должен распространяться на помещения, размеры которых превышают средние показатели, а их стоимость достаточна для удовлетворения требований кредитора. Иначе нарушается баланс интересов должников и кредиторов.

Доработанный документ

Теперь Минюст кардинально переписал законопроект. Обновленный документ позволяет изымать единственное жилье за любые долги, но только в рамках дела о признании человека банкротом.

Поправки в закон о несостоятельности разрешают включать его в конкурсную массу, а затем реализовывать на торгах. Инициировать процедуру банкротства человека можно, если размер долга перевалил за 500 тыс.

рублей, а просрочка – не менее 3 месяцев.

Четких параметров “роскошности” на этот раз Минюст не предлагает. “Пока не доказано иное, не считается роскошным жилище, стоимость которого заведомо не превышает 30 млн рублей”, либо на каждого члена семьи должника, проживающего в нем, не превышает 30 кв. метров, говорится в законопроекте.

Доказывать “роскошность” жилья будет заявитель, желающий изъять его, а суд при решении этого вопроса будет “принимать во внимание” число проживающих совместно с должником и “иные обстоятельства”.

При этом отказать в изъятии суд должен, если размер требований “явно несоразмерен стоимости спорного жилища” – это предполагается, если размер долга менее 1 млн рублей либо менее 5% от стоимости спорного жилища.

На улице до покупки нового жилья должник не останется. Кредитор должен еще до продажи ему купить взамен другое, более скромное, допускается покупка и за счет денег из конкурсной массы.

Среди требований: расположение в том же населенном пункте, что и изымаемое, не аварийное и уже построенное, а на каждого члена семьи приходится не менее 10 кв. метров жилой площади и 20 общей, количество изолированных комнат – не менее половины числа членов семьи.

В расчет не будут приниматься те, у кого есть другое жилье. Кроме того, не должна ухудшиться доступность садиков, школ, больниц для детей и нетрудоспособных иждивенцев должника.

Суд может определить дополнительные критерии с учетом места работы и учебы, заболеваний членов семьи и иных обстоятельств. Кредитор и финансовый управляющий должны обеспечить возможность участия должника и членов его семьи в просмотре нового жилья.

Кроме того, проект предусматривает возможность на год приостановить рассмотрение вопроса об изъятии жилья при наличии уважительных причин у должника и членов его семьи, в частности, беременности, наличия детей до одного года, тяжелой болезни.

Оставшиеся после реализации роскошного жилья средства пойдут на погашение долгов кредиторов, а остатки – достанутся должнику.

Что думают эксперты

Мнения экспертов на счет проекта разделились. “Законопроект можно назвать революционным, поскольку до настоящего времени единственное не ипотечное жилье оставалось практически недосягаемым для кредиторов”, – говорит партнер “Пепеляев Групп” Юлия Литовцева.

Предлагаемый механизм достаточно разумный, соглашается руководитель практики “Недвижимость. Земля. Строительство” АБ КИАП Сергей Попов. По его словам, огромный плюс законопроекта в том, что он хоть что-то предлагает.

И сейчас в практике встречаются случаи, говорит он, когда кредиторы предлагают должникам купить взамен жилье поменьше, а имеющееся продать и закрыть долг.

Но, как правило, на это должники не соглашаются и ссылаются на то, что жилье единственное.

По словам Литовцевой, многие из состоятельных ответчиков или банкротов до настоящего времени убеждены в том, что можно вывести любые активы, без риска сохранив за собой дворец-дом-квартиру, названные в законопроекте роскошными. “Безусловно, это ненормальная с точки зрения баланса интересов должника и кредиторов ситуация, настоятельно требующая решения”, – считает она.

Против идеи выставления на торги единственного жилья должников партнер юрфирмы “Юст” Александр Боломатов. “Отнимать жилье – это ужасная подлость. Давайте тогда сразу в долговую яму сажать”, – говорит он.

По его мнению, кредиторы не должны компенсировать свои риски единственным жильем должника – нужно знать своего партнера и подстраховываться. В других случаях, например, компенсации ущерба нужно взыскивать с доходов, но для этого нужно улучшать, в частности, работу приставов.

Права кредиторов были бы лучше защищены, если бы исполнение можно было системно контролировать, например, через банки, если бы появились частные приставы, полагает Боломатов.

Он убежден, что КПД нововведения будет высоким совсем недолго. “Люди быстро поймут, что единственное жилье под ударом, будут переводить его на родственников, друзей. Новая норма будет действовать год – через год ее КПД упадет”, – убежден он.

По его мнению, государство может продавить эту идею не столько в интересах кредиторов, сколько в интересах коммунальщиков и налоговиков.

Новый механизм может быть интересен для крупных кредиторов, располагающих возможностью предоставить заем на приобретение другого жилья для должника, в частности, банков, полагает Литовцева.

Попов напоминает, что 22 ноября Верховный суд РФ как раз в деле о банкротстве гражданина высказался о том, что роскошное жилье может составлять предмет взыскания.

Юрист правового бюро “Олевинский, Буюкян и партнеры” Руслан Муртазин отмечает, что многие юристы и судьи объективно полагают, что единственное жилье – понятие относительное и, исходя из здравого смысла, не каждое единственное жилье нужно исключать из конкурсной массы. Однако, по его словам, пока непонятен порядок оценки и дальнейшей продажи роскошного жилья. “Возможно, заявитель столкнется и с другими трудностями: с поиском жилья и переселением гражданина-банкрота, с косвенными расходами”, – отмечает он.

Источник: https://www.interfax.ru/russia/640181

Вс рф разъяснил, что можно делать с единственным жильем должника

Закон о лишении единственного жилья

Судебная коллегия по гражданским делам ВС разобрала жалобу должника на действия пристава. Он арестовал единственную жилплощадь должницы, а та посчитала, что это нарушает ее права.

ВС РФ разрешил автосалонам не выдавать гражданам подменный автомобиль

Ситуация с взысканием долгов сегодня актуальна для многих. Долги надо возвращать. Особенно по решению суда. На это и существует служба судебных приставов. Но всегда ли их действия правомерны? Практически все должники знают, что единственное жилье трогать запрещено. Так ли это на самом деле, и какие действия пристав имеет право совершать с квартирой должника, не нарушая при этом закон?

В районном суде Петербурга было вынесено решение по иску против местной жительницы. Она по решению суда обязана была вернуть немалый долг. Пристав завел исполнительное производство и арестовал земельный участок и часть дачи гражданки. Их продали, и деньги ушли на погашение долга.

Но этих средств на все погашение не хватило, и пристав наложил арест на квартиру, где жила должница с ребенком.

Но с арестом квартиры ответчица не согласилась. Она пошла в другой райсуд с заявлением, в котором оспаривала вынесенное приставом постановление по аресту жилья. В обоснование своего иска гражданка написала, что квартира – единственное место проживания для нее и ее маленького сына, поэтому ее нельзя арестовать.

Районный суд с этим заявлением согласился.

В своем решении суд первой инстанции сказал, что согласно статьи 79 Закона об исполнительном производстве взыскание не может быть обращено на принадлежащее должнику на праве собственности имущество, перечень которого установлен в Гражданском процессуальном кодексе. Единственное пригодное для постоянного проживания помещение включено в этот список (статья 446 ГПК.)

ВС РФ признал законным отказ в оформлении загранпаспорта уголовникам

“Поскольку на спорную квартиру как на единственное место жительства должника не может быть обращено взыскание, то арест на имущество, на которое не может быть обращено взыскание, не может быть использован как самостоятельная мера принудительного исполнения и не может привести к исполнению решения суда”, – записано в решении районного суда.

Кредитор и судебный пристав обиделись на такой вердикт и написали жалобу в Санкт-Петербургский городской суд.

В апелляции сказано, что арест квартиры был сделан “не с целью обращения на него взыскания, а как самостоятельная мера принудительного исполнения, предусмотренная законом об исполнительном производстве”. Но горсуд не поддержал пристава и кредитора.

Апелляция заявила, что их довод “основан на неверном толковании действующего законодательства”. Суд сказал, что предпринятая приставом мера не входит в перечень оснований для наложения ареста.

Поэтому “довод о правомерности наложения ареста с целью принуждения должника к фактическому исполнению требований исполнительного документа не соответствует действующему законодательству” – записано в апелляционном решении. А еще горсуд сказал, что наложение ареста для обеспечения сохранности имущества в нашем случае лишено юридической значимости, поскольку “такой арест в настоящем деле не может привести к исполнению решения суда”.

Кредитор с такой формулировкой также не согласился и пошел дальше и выше – в Верховный суд РФ. А там, прочитав это дело, заявили следующее – акты питерских судов неправильные и подлежат отмене, поскольку их выводы основаны “на неправильном толковании норм материального права”.

В своем определении Судебная коллегия по гражданским делам указала, что арест в качестве исполнительного действия может быть наложен приставом “в целях обеспечения исполнения решения суда, содержащего требования об имущественных взысканиях” (статьи 64 и 80 Закона об исполнительном производстве). По мнению Верховного суда, несмотря на то что в статье 446 ГПК запрещается обращать взыскание по исполнительным документам на единственное жилье должника, арестовывать такое жилье можно, потому как арест взысканием не является. Это разные действия.

По мнению коллегии, суд первой инстанции и апелляция ошибочно поставили знак равенства между запретом на совершение с квартирой регистрационных действий и мерами принудительного исполнения. В решении Верховного суда сказано, что “из постановления судебного пристава-исполнителя видно, что оно вынесено в целях обеспечения исполнения решения суда”.

И суд уточнил, что ограничения права пользования квартирой и обращения на нее взыскания, а именно – изъятия квартиры и ее реализации либо передачи взыскателю, этот арест не предусматривает. Жить как жила должница в своей квартире может спокойно, но после наложения ареста женщина не сможет распорядиться жильем. То есть продать его, подарить или поменять.

Верховный суд РФ разрешил увольнять военных за опоздание из отпуска

Верховный суд в этом деле использовал постановление Пленума “О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства” (ноябрь 2015 года).

В том постановлении сказано, что арест жилого помещения, являющегося единственным для постоянного проживания должника-собственника и его семьи, равно как и установление запрета на распоряжение этим имуществом (в том числе вселение и регистрацию иных лиц), не могут быть признаны незаконными, если эти меры приняты судебным приставом-исполнителем, чтобы должник не мог распорядиться недвижимостью в ущерб интересам взыскателя. (Дело N 78-КГ15-42)

Источник: https://rg.ru/2016/02/23/vs-rf-raziasnil-chto-mozhno-delat-s-edinstvennym-zhilem-dolzhnika.html

Минюст доработал законопроект об изъятии единственного жилья у должников

Закон о лишении единственного жилья

МОСКВА, 26 мая. /ТАСС/. Минюст России доработал законопроект об изъятии единственного жилья у должников, исключив возможность его применения к одним из самых массовых категорий должников – по кредитам и оплате услуг ЖКХ.

При этом в ведомстве подчеркнули, что изначально в законе не предполагалось лишать должника единственного жилья, и то, что в СМИ проект закона был охарактеризовали как “закон об изъятии единственного жилья” “существенно искажает его суть”.

В документе было прописано, что вместо принадлежащего должнику единственного жилого помещения, на которое будет обращено взыскание, он приобретает иное жилье, пригодное для проживания, но меньшее по площади.

После продажи жилья должнику вернут ту часть денег, которая необходима для приобретения нового жилья либо жилье ему будет предоставлено органами местного самоуправления.

“При этом должник и члены его семьи ни одного дня не остаются на улице”, – подчеркнули в Минюсте.

Основания для закона

Разработка законопроекта была начата после решения Конституционного суда РФ от 14 мая 2012 года по жалобе двух граждан, оспоривших законность запрета в Гражданском процессуальном кодексе обращать взыскание на единственное жилье должника.

КС признал, что это положение не должно распространяться на те случаи, где размер жилого помещения значительно превышают средние показатели, а стоимость достаточна для удовлетворения имущественных притязаний к должнику без ущерба его права на жилище.

КС обязал внести изменения в законодательство, устранив нарушение баланса интересов должника и взыскателя. А в 2007 году он признал не соответствующим Конституции запрет обращать взыскание на земельные участки должника.

Возможность продажи жилья

Как сообщили в Минюсте, поправки предлагают разрешить продать единственное жилье должника, если размер жилого помещения в два раза превышает установленную законодательством РФ норму предоставления площади жилого помещения и при этом составляет не менее 36 кв.

м на одного человека (должник и проживающие с ним члены его семьи) или если стоимость такого жилого помещения превышает двукратную стоимость жилого помещения, соответствующего норме предоставления площади на одного человека.

В среднем норма такая норма в различных муниципальных образованиях варьируется от 14 до 18 кв. м на человека.

Порядок взыскания на жилье

В разработанной Минюстом статье 447 Гражданского процессуального кодекса предполагается, что взыскание на принадлежащее гражданину-должнику единственное жилье, не являющееся предметом ипотеки, возможно лишь по решению суда по заявлению взыскателя или судебного пристава-исполнителя. Срок рассмотрения – два месяца.

Взыскатель в любое время до продажи жилого помещения вправе предоставить должнику и членам его семьи иное жилое помещение “с сохранением права собственности за взыскателем до полной оплаты стоимости предоставляемого им жилого помещения за счет денежных средств, вырученных от реализации принадлежащего гражданину- должнику жилого помещения”.

В решении суда должна быть указана минимальная денежная сумма, предназначенная для приобретения иного пригодного для проживания должника и членов его семьи жилого помещения после продажи его прежнего жилья.

При этом обращение взыскания на жилье должно быть соразмерно требованиям к должнику.

Так, предлагается считать требование несоразмерным, если минимальная сумма, предназначенная для покупки другого жилья должнику, составляет более 50 % от стоимости его прежнего жилья или сумма неоплаченного долга составляет менее 200 тысяч рублей.

Также законопроект предлагает разрешить обращать взыскания на земельный участок, принадлежащий должнику, где находится его жилье, в случае, если размер такого участка превышает размер участка, необходимого для использования такого жилого помещения.

Действия приставов

Поправки также наделяют приставов правом устанавливать должнику и органам по регистрационному учету граждан запрет на регистрацию новых жильцов в принадлежащем должнику жилье за исключением регистрации несовершеннолетних детей должника.

В течение 7 дней после вступления в силу определения суда об обращении взыскания на единственное жилье должника судебный пристав с согласия должника должен направить взыскателю предложение приобрести другое жилое помещение по стоимости, установленной в решении суда.

Если должник не согласен или взыскатель уклоняется от заключения договора на покупку нового жилья должнику, единственное жилье должника в течение 10 дней выставляется на торги с начальной ценой в размере, установленной судом для покупки нового жилья. Еще через 10 дней могут быть назначены вторичные торги, где начальная цена может быть снижена на 5 %.

Если и вторичные торги не нашли покупателя, пристав возвращает жилье должнику.

Повторное обращение взыскания на жилье должника возможно не ранее, чем через 12 месяцев после даты объявления вторичных торгов.

Суд также может при необходимости увеличить минимальную сумму, предоставляемую должнику на покупку нового жилья, но не более чем на 20 %.

Если должник, получив деньги на покупку нового жилья, в течение 3 месяцев не приобрел новое жилое помещение, деньги перечисляются в бюджет муниципального образования, которое в течение следующих двух месяцев должно предоставить должнику и членам его семьи жилье.

На переселение должника и членов его семьи законопроект отводит 14 дней с даты предоставления другого жилого помещения.

В защиту детей

В пояснительной записке к законопроекту говорится, что он “обеспечит судебную защиту конституционных прав кредитора (взыскателя) в части исполнения судебного решения о взыскании долга и (право) гражданина-должника на жилище”. Кроме того, он “направлен на обеспечение защиты прав несовершеннолетних детей, поскольку предложенные в нем меры позволят в том числе улучшить ситуацию по взысканию задолженности со злостных неплательщиков алиментов”.

Взыскание на единственное жилье должника “применяются только к отношениям, связанным с принудительным исполнением требований по взысканию алиментов, возмещению вреда, причиненного здоровью, возмещению вреда в связи со смертью кормильца и возмещению ущерба, причиненного преступлением, независимо от времени возникновения указанных требований”.

Порядок предоставления органом местного самоуправления должнику-гражданину и членам его семьи иного пригодного для проживания жилого помещения, а также приобретения такого жилья за счет денежной суммы, перечисляемой в бюджет муниципального образования, устанавливается правительством РФ.

Источник: https://tass.ru/obschestvo/4284923

Должники пойдут под выселение

Закон о лишении единственного жилья

Подготовлены поправки, которые позволят ФСО изымать землю для собственных нужд. По факту это уже происходит, однако изменения в законодательстве… →

Должники могут лишиться единственного жилья — соответствующие поправки в Гражданский процессуальный кодекс подготовило Министерство юстиции. Согласно существующим нормам, которые зафиксированы в 446-й статье ГПК, должников нельзя лишать жилплощади в том случае, если она является для них единственной (единственное исключение — квартиры, купленные в ипотеку).

Минюст предлагает внести поправки в 446-ю статью, согласно которым граждане, обремененные долгами, смогут сохранить жилье только в случае, если его размер «не превышает двукратную норму предоставления площади жилого помещения… на гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в указанном жилом помещении, а стоимость составляет менее двукратной стоимости жилого помещения… рассчитанной с учетом среднего удельного показателя кадастровой стоимости объектов недвижимости для кадастрового квартала на территории субъекта Российской Федерации».

Таким образом, если жилье вдвое больше установленной нормы, а другого имущества, на которое могут обратить взыскание, нет, то по решению суда квартиру могут пустить с молотка.

Часть вырученной суммы уйдет на покупку стандартного жилья, а излишек пустят на покрытие долга. Жилищные нормы каждый регион определяет самостоятельно. Скажем, в Москве это 18 кв. м на человека, в каких-то регионах — 15 кв. м. Таким образом, если два человека, например, проживают в квартире площадью 32 кв. м, то им выселение не грозит.

Авторы законопроекта полагают, что он, в частности, обеспечит защиту прав несовершеннолетних детей. Предложенные в документе меры, по мнению его составителей, позволят эффективнее бороться с неуплатой алиментов, а также обеспечивать несовершеннолетних жильем при разводе родителей.

«Конституция России гарантирует каждому право на жилье. А вот обязанности «платить по долгам» там нет, кроме налогов», — написал в своем твиттере бывший детский омбудсмен Павел Астахов.

По его словам, законопроект очень спорный, так как может превратить в бомжей тех, «у кого и так нет средств».

В свою очередь, директор Федеральной службы судебных приставов (ФССП) Артур Парфенчиков посчитал, что законопроект не нарушает конституционного права граждан на жилье.

«Предложенный законопроект при обращении взыскания предусматривает гарантию на жилье, но в пределах установленных нормативов», — написал он в .

Это не первая попытка лишить должников единственного жилья. Еще в 2012 году аналогичные поправки в 446-ю статью ГПК вносила депутат Госдумы Галина Хованская. Тогда поправки так и не приняли.

Стоит отметить, что оба законопроекта ссылаются на одно и то же постановление Конституционного суда Российской Федерации от 14 мая 2012 г.

№11-П «По делу о проверке конституционности положения абзаца второго части первой статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Ф.Х. Гумеровой и Ю.А. Шикунова».

Банки все чаще отдают просроченные долги коллекторским компаниям, а те далеко не всегда остаются в рамках приличий. Постоянные звонки и другие приемы… →

Как следует из материалов этого дела, жительница Уфы Фания Гумерова одолжила знакомому более 3 млн руб. на строительство дома площадью 300 кв. м. Суды разных инстанций в Башкирии обязали заемщика ежемесячно выплачивать кредиторше около 2 тыс. руб. из своей пенсии. При этом у должника в собственности находится жилой дом стоимостью около 10 млн руб.

Гумерова дошла до Конституционного суда, который в итоге вынес решение в пользу истца и обязал парламент ограничить имущественный иммунитет и внести изменения в законодательство.

Как отмечалось в решении суда, распространение имущественного иммунитета на жилые помещения необоснованно и несоразмерно ограничивает права кредитора. При этом суд должен установить, что жилье превосходит определенные законом нормативы, а доходы должника несоразмерны его обязательствам.

Пределы имущественного иммунитета по решению суда должна была установить Госдума, что и было вскоре сделано, однако законодательная инициатива была отложена более чем на четыре года.

В 2013 году Минрегионразвития обнародовало проект поправок в Жилищный и Гражданский кодексы, которые предлагали упрощенный порядок взыскания недвижимого имущества в случае задолженности за ЖКХ.

Согласно проекту, жилье предлагали выставлять на торги, если сумма задолженности за коммунальные услуги составляет 5% от рыночной стоимости квартиры. Автором этого предложения выступило НП «ЖКХ Развитие» во главе с Андреем Чибисом, ныне занимающим пост главного жилинспектора страны.

После того как предложение вызвало гневную реакцию многих экспертов, само министерство (упразднено в 2014 году) выступило тогда с разъяснением, что эту идею не поддерживает.

Источник: https://www.gazeta.ru/business/realty/2017/01/10_a_10468811.shtml

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.